Карен Маркарян (k_markarian) wrote,
Карен Маркарян
k_markarian

Categories:

Мои встречи с Арменом ДЖИГАРХАНЯНОМ

В минувший понедельник народному и заслуженному артисту России и СССР Армену Борисовичу Джигарханяну исполнилось 76 лет. Дай Бог прекрасному артисту и человеку еще многих плодотворных лет в жизни и в искусстве! За сказанное надо бы выпить, конечно. И дождаться алаверды от мэтра, как это делали не раз представители рижской армянской общины.


За 5 минут до выхода на сцену в спектакле «Возвращение домой»...

Сказать, что Джигарханян велик – будет напыщенно, человечен – пафосно. Армен Борисович – это просто Армен Борисович, как папа или дядя, или – старший брат. Только такой, которого хочется слушать и слушаться. От него идет такое тепло, такое внимание, такая доброта! Ну, и хитринка с мудростью, юмор тут как тут. А еще он не любит быть свадебным генералом.

Однажды, после спектакля «Возвращение домой» (реж. С.Газаров) по Гарольду Пинтеру (кстати, нобелевскому лауреату), где Джигарханян играл Макса, мы перехватили его у организаторов, словно неуловимые мстители, и увезли в неизвестном (для организаторов) направлении. Впрочем, и сам Армен Борисович отказался от роскошного стола, куда его приглашали неизвестные ему люди, предпочтя разделить хлеб-соль с земляками. И не он один, а еще с Сергеем Газаровым.

По-моему, это тоже был октябрь, и рижские армяне приготовили своему знаменитому соотечественнику золотую ручку с бриллиантом. Вести застолье и преподнести подарок поручили мне. Я, конечно, как мог, пытался отказаться – быть тамадой, когда за столом Армен Борисович! Но Джигарханян успокоил: "Выбрали, значит, так и должно быть, сыночек!" Он сказал это на армянском, и сразу стало понятно, что можно не волноваться. Впрочем, я чуть ли не сразу после первого тоста предоставил слово Армену Борисовичу, потом – Сергею Газарову, потом – представителям местной диаспоры…


тостующий пьет стоя)



***
«УЖЕ СР…ТЬ ПОРА, А МЫ НЕ ЕЛИ!»

За одним столом с Джигарханяном мы встретились еще через пару-тройку лет, когда он выступал в Риге в антрепризной буффонаде «Любовь и кролики» вместе с Ириной Розановой и Владимиром Стержаковым (муж-жена-любовник). На сцене актеры играли в живой театр, провоцируя зрителей и добиваясь ответных реплик из зала. Вот и мне пришлось подыграть (устроитель гастролей попросила, тссс…) очаровательной Ирине Розановой, когда во время перепалки (словесной) с любовником она обратилась в зал с вопросом: есть ли среди зрителей одинокие мужчины? Через секунды Ирина спорхнула прямо со сцены в мои объятия и, усевшись рядом, еще какое-то время продолжала препираться с любовником-Стержаковым. Пообещав мне вернуться, едва доиграет спектакль, она вновь взбежала на сцену. В это время Джигарханян, вернее его герой, вопрошал зрителей: водятся ли мулатки в Риге?


Как признался потом фотокор Дмитрий Дубинский, снимавший спектакль телевиком, он не ожидал такого поворота в спектакле, поэтому снимок с Ириной Розановой и получился нечетким...

А после спектакля Армен Борисович, уже по доброй традиции, манкировал приемом в Рижском замке у президентши Латвии Вайры Вике-Фрейберги. То ли действительно заказанный загодя смокинг ему не подошел по размеру, то ли он специально такой размер назвал, когда его спрашивали… Об этом знает лишь Армен Борисович. Зато мы, несколько армян, пригласивших его в армянский же ресторанчик (их в Риге хватает), были весьма довольны историей со смокингом. Хозяин ресторанчика даже по этому случаю отложил на пару дней поездку в Ереван, на 70-летний юбилей отца. Зато потом повез видео-поздравление отцу от самого Джигарханяна.


В армянский ресторан к друзьям можно и в джинсах))

- Есть вещи, которые нарушать нельзя, на такие приемы нельзя ходить в джинсах, - под ароматные шашлык, долму и кебаб рассказывал Джигарханян. – Когда я примерил костюм, чуть не обхохотался. Рукава висят, брюки, как у Чаплина! Выяснилось, что у меня не 3-й, а 2-й рост, или вообще… нулевой!..

Джигарханян в тот раз, несмотря на то, что прилетел в Ригу из Калининграда, где тоже играл спектакль, а рано утром должен был вылетать в Москву, чтобы вечером уже в своем театре играть новый спектакль, был энергичен и весел. То иронизировал на свой счет, то подкалывал собеседника. Когда, например, примчавшийся в ресторан после президентского приема один известный бизнесмен заметил, что в замке так и не успел поесть, - официоз, мол, замучил, - Армен Борисович мгновенно отреагировал любимой фразой Анатолия Папанова: «Уже срать пора, а мы не ели!». В этом весь Джигарханян. Даже грубоватый анекдот в его устах звучит не пошло. Бизнесмен, к слову, уплетал вкусности за три щеки)

Отведав всего по чуть-чуть и выпив немного виски, Армен Борисович попросил у хозяйки ресторана приготовить ему тан:

- Когда я говорил маме, приходя с вечеринки: мама, я пьян, как осел, мама всегда мне делала тан, смешивая мадзун (напоминает кефир по вкусу – К.М.) с «Джермуком» (армянская минералка – К.М.). Это было потрясающе!..

Конечно, тан Армену Борисовичу приготовили. А потом мы еще поговорили за жизнь и кино, просидев за уютным столом до двух ночи:

ПРАВДА, НО НЕ МЕКСИКАНСКАЯ


Слуга Тристан в "Собаке на сене"...

- Армен Борисович, вы как-то говорили, что кино в России сейчас зачастую делается под американское. Чтобы его оценили где-то там, за рубежом, и премию, возможно, бы дали. А как же наши весьма неплохие сериалы? Тот же «Бандитский Петербург», в котором снимались и вы?

- Я однажды присутствовал на встрече с великим Уильямом Сарояном (классик американской литературы армянского происхождения – К.М.). В то время был очень в моде Ремарк. И кто-то спросил: Ремарк хороший писатель? Сароян сказал: тебе нравится? Значит – хороший.

Так что если вам нравятся сериалы, дай Бог им здоровья! Я вообще почти не смотрю телевизор, я очень плохой зритель. Смотрю только две программы – про животных и футбол.

Хотя, конечно, если случается достойный человеческий разговор и мне понятно, про кого играют, тогда для меня нет значения – сериал это или не сериал. Я думаю, в искусстве самое главное – узнаваемость. Если мы рассказываем в чистом виде какую-то историю про кого-то, кто жил в Древнем Риме, мне это неинтересно. Тогда музей имеет больше преимуществ: там хранятся подлинные вещи.

А если это становится произведением для кино и театра – там интересно то, что касается лично меня. Зрителя я должен убедить в том, что я и есть конкретный исторический персонаж. В кино важна правда. Не такая… мексиканская, а правда жизни.


Штабс-капитан Овечкин в "Неуловимых мстителях" - культовом советском сериале-боевике...

У меня много лет дома в Ереване была фотография лица роженицы. Кто-то схватил этот миг рождения новой жизни. Вот это настоящая правда!

Правда не бывает красивой. Но не обязательно знать всю правду. Есть вещи, которые нам знать не надо. Например, в Библии есть вопросы, на которые нет ответов. И они должны быть. Правда бывает и в виде вопросов.

В творчестве интересно, когда есть боль, проблема. Вот взаимоотношения мужчины и женщины – самая страшная бездна. Чехов, Шекспир, многие мощные писатели писали про это.

И еще. Чтобы сыграть боль, надо самому пережить хоть что-то подобное. Как для того, чтобы сыграть Гамлета, надо быть самому хоть немного Гамлетом.



«НЕИЗВЕСТНО, ЧТО СЕРЬЕЗНЕЕ: ГАМЛЕТ ИЛИ ДЕД МОРОЗ»

- Однажды я видел совершенно потрясающую картину, - продолжает Джигарханян. – Я очень любил Аркадия Исааковича Райкина. Как-то за два-три месяца до его смерти я пришел на его выступление в Театр эстрады. Зашел к нему за кулисы. Передо мной сидел пожилой уставший человек. Потом дали третий звонок. Он пошел на сцену. Я смотрел ему вслед: шел сгорбленный старый человек.

Я отправился в зрительный зал. И оттуда увидел на сцене совершенно другого Райкина. Преобразившегося. Вот это – один из тех вопросов, на которые нет ответа.

… Тут один известный рижский радиожурналист (моя приятель), слушая наш разговор, стал допытываться у Джигарханяна: как же можно после значительных ролей опускаться до фарса в антрепризе? Как можно допустить, когда тот же актер Ильин, снимавшийся, кстати, с Джигарханяном в комедии «Союз Козлотура», игравший на сцене Русской драмы в Риге Гамлета, на следующий день вдруг нисходит до Снегурочки на детском утреннике. А другой артист, игравший в тот же спектакле Полония, становится Дедом Морозом…

На это Джигарханян спокойно ответил: «Это нормально. Неизвестно, что еще серьезнее. Гамлет или Дед Мороз».

Скорее всего, в тот миг Армен Борисович вспомнил письмо незрячего 9-летнего мальчика, переданного ему как-то под Новый год моими коллегами из «КП». Саша Лукин писал тогда в Лапландию Деду Морозу о своих самых сокровенных желаниях и, в частности, о самой любимой своей сказке «Приключения Кале-сыщика», которую читает Джигарханян. И Саша просил Деда Мороза о том, чтобы тот помог ему встретиться с артистом или чтобы он ему ответил. Джигарханян надиктовал тогда на аудиокассету сердечное поздравление ребенку, который был просто счастлив, когда журналисты принесли кассету мальчику домой.

СЕМЬЯ ИЛИ КЛАН?


Наталья Фатеева и Армен Джигарханян в фильме Фрунзе Довлатяна "Здравствуй, это я!"...

Потом разговор зашел об Америке, где почти все лето Джигарханян отдыхал и лечился – так долго, что пошли слухи даже об эмиграции артиста.

- Ваша эмиграция в Штаты возможна?

- Мне много лет. Я не знаю английского. Эмиграция – это штука серьезная. Меняется не только место жительства, но и образ жизни. У меня для этого пока что нет ни оснований, ни желания, ни возможностей…

К слову, вся Америка держится на клановости. Клан предполагает четкую иерархическую лестницу. Как и в мафии, где понятия «дядя-тетя» отсутствуют. Там есть хозяин – и остальные. Россияне заменили это семейственностью. И тогда дочка президента становится главным человеком в государстве. Этого в США не может быть.

- А «семейственность» на Югах, на том же Кавказе?

- Я беру большие державы, которые определяют мораль. Это в Кувейте могут быть все бабушки и дядюшки. А для России семейственность – бич. Вся Россия держится на семейственности. Галина Брежнева могла полюбить какого-то циркача – и вся страна служила ему. Такое возможно в какой-нибудь другой стране?

«ДОРОГИЕ СОБУТЫЛЬНИКИ – ВПОСЛЕДСТВИИ СОМОГИЛЬНИКИ…»


В фильме "Тегеран-43", в котором прозвучала одна из самых известных песен Шарля Азнавура "Вечная любовь"...

- Вас часто сравнивают с другим известным армянином – Шарлем Азнавуром. Кто, мол, популярнее?

- Мне приходилось не раз общаться с Шарлем. Говорили, кстати, на армянском. На бытовом уровне он вполне владеет языком. Но когда ему надо выступать и он волнуется, то переходит на французский. Нас с ним сделали почетными гражданами Еревана. Да еще площадь перед кинотеатром «Москва» назвали именем Азнавура и поставили ему памятник.

- А вам когда поставят?

- Еще место подходящее ищут. (Смеется). К слову, о переименованиях и реконструкциях. Как-то Сталину представляли макет Красной площади. И вот архитектор говорит-говорит, показывает-рассказывает… А потом потянулся за макетом собора Василия Блаженного. Поднял его, хотел переставить в соответствии с новым планом. Сталин ему: положи на место! На этом все обсуждение закончилось…

И еще к вопросу о вечном. Хорошо начинал все свои тосты Генрих Оганесян (режиссер комедии «Три плюс два»): «Дорогие собутыльники – впоследствии сомогильники!»

А эпитафией на моей могильной плите вполне могут быть слова Гафта, - улыбка прячется в седых усах Джигарханяна, когда он, наверное, в тысячный раз слышит от кого-то из нашей компании вопрос об известной эпиграмме:

«Гораздо меньше на земле армян, чем фильмов, где сыграл Джигарханян».



… МЫ отправили Армена Борисовича на машине в гостиницу, а сами остались в ресторане. Радость от общения с большим человеком переполняла нас. Поэтому наша небольшая компания решила устроить сюрприз – приехать в аэропорт раньше Джигарханяна и его коллег по сцене. Сказано – сделано. Прикупив сувениров и цветы, мы уже к половине шестого утра были на месте. Когда двери открылись, и Джигарханян увидел нашу честную компанию, вытянувшуюся в шеренгу, он по достоинству оценил наш артистический трюк. Радостно поприветствовав нас, на ходу заметил Розановой, кивнув на меня: «Ирина, а твой уже тебя дожидается…» Спектакль продолжался... Пассажиры и работники аэропорта улыбались, завидев знакомое лицо. Улетавшие тем же рейсом Леонид Агутин и Анжелика Варум как-то потерялись на этом фоне. А латвийские пограничники разве что руку к козырьку не прикладывали при виде Армена Борисовича. И мы, как в спектакле, кричали вполголоса (Европа все ж) троекратное: «урра!»…

ЗЫ. Интересное совпадение. Сходили сегодня с младшим на мультфильм "Смурфики" в 3D. И - что бы вы думали? С первых же кадров зазвучал такой знакомый голос... Догадались чей?)) От рассказчика текст читал Армен Борисович. Я потом нарочно проверил в нете - так и есть!
Tags: Джигарханян, ЗВЕЗДЫ, журналистика, интервью-статьи
Subscribe
promo k_markarian december 20, 2012 15:36 149
Buy for 30 tokens
Привет! Правила в моем промо просты: можно предлагать любые записи, но только без разжигания национальной розни, порнографии, сцен насилия, других негативных картинок и политически ангажированных материалов. Кому нужно, воспользуется, а кому - нет, и не заметит.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 319 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →