Карен Маркарян (k_markarian) wrote,
Карен Маркарян
k_markarian

Соратник Лимонова - товарищ Абель призвал радикализировать протесты русских в Латвии

На Вселатвийском родительском собрании лидер партии «За родной язык» рижанин Владимир Линдерман (бывший ближайший соратник Эдуарда Лимонова) призвал радикализировать протесты против ликвидации остатков русского образования в Латвии.

Линдерман (партийное прозвище – Абель) особенно известен тем, что с единомышленниками организовал в 2012 году в Латвии референдум по приданию русскому языку статуса второго государственного. На победу не рассчитывали, но демонстрацию мнения русскоязычных ярко показали.

Lynderman
Владимир Линдерман на Вселатвийском родительском собрании 31 марта в Риге. Фото: Карен Маркарян

При явке в 71,12% обладающих правом голоса в Латвии (напомню, что почти 250 тысяч русскоязычных – неграждане - лишены этого права местной властью с октября 1991 года!) 273 347 человек (подавляющее большинство русскоязычных граждан) проголосовали «за», а «против» - всё латышское большинство - 821 722 человек. Это – из 2 млн жителей Латвии.

За эти годы население в республике уменьшилось, как минимум, на 100 тысяч человек. Оно может уменьшится и еще, но теперь преимущественно за счет русских, которых выдавливают из Латвии с помощью искоренения и так называемых школ нацменьшинств, где преподавание ведется в пропорции 60 процентов предметов на госязыке и 40 – на русском.

Все госвузы в республике давно (с начала 90-х) поголовно перешли на госязык, да и в советское время Академия художеств, Сельскохозяйственный и Медицинский институт, например, считались сугубо латышскими вузами.

- Что сейчас происходит в завершении школьной реформы в Латвии? Фактически, русским людям в Латвии выдвинут ультиматум: или – ассимилируйтесь, или – убирайтесь из страны, - сказал в начале своего выступления Владимир Линдерман. - Почему это сделано именно сейчас? Не будем прибегать к мелкотравчатым версиям насчет предстоящих выборов (это тоже понятно), но, по сути, мир находится в состоянии холодной войны: Россия – Запад. И этим хотят воспользоваться латышские националисты и осуществить в мягком варианте этнические чистки, которые в совершенно мирное время невозможны. А сейчас это можно выдвинуть, как заботу о государственной безопасности.

Когда Латвия получила независимость (100 лет назад – ред.), здесь было три влиятельных общины: русская, немецкая и еврейская. Судьба немецкой и еврейской известна – добровольно-принудительная депортация немцев и убийство евреев в годы войны.

Сейчас так же хотят ликвидировать русское сообщество (не физически, это просто невозможно), низвести его до такого количества, когда оно превратится в музейно-фольклорное меньшинство. И, конечно, уничтожение школы – это самый важный момент. Независимо от выборов (осенью в сейм – ред.) и возможной смены правительства. Речь идет сейчас не о тактике – речь о стратегии. Она не изменится.

И еще хочу сказать об иллюзии – ненужной, опасной и просто вредной. На сегодня мы имеем полное единство латышской власти и латышского народа в вопросе о русском образовании. Если есть 5-7 процентов людей, которые не разделяют такой подход, политической силы, которая способна повлиять на ситуацию, они не представляют. И те, кто думают иначе, видимо, просто не читают латышских СМИ. Я вообще не вижу никакого обсуждения этой темы – единство тотальное. И всякие обращения к латышской интеллигенции – это, как говорится, в пользу бедных.

Поэтому мы переходим к какой-то новой фазе, когда нужные новые методы. Парламентский метод – захлебнулся: решение (по ликвидации остатков русского образования – ред.) принято.

Попытки найти в латышской среде серьезных союзников - не друзей или соседей по лестничной клетке – тоже закончились. На этом можно поставить точку.

Попытки решать вопрос через европейские и западные структуры… Я не против того, чтобы это продолжать. Но это – второстепенно. Это – соль, которой посыпают мясо, но не само мясо. Они не будут вставать на нашу сторону. Если не вставали столько лет, почему они должны встать сейчас? Более того, в обстановке холодной войны, само русское присутствие в Прибалтике рассматривается, как присутствие пятой колонны. Большинство западных политиков думает так.

Всё, что нам остаётся – это создать для власти и, не побоюсь этих слов, для латышского народа – не надо этой всей политкорректности большой – таких условий, при которых бы они сочли опасным продвижение этой реформы. Надо создать угрозу! А какие еще варианты? (это слова тонут в аплодисментах зала – ред.)

Я абсолютно мирный человек. Были какие-то моменты в биографии (в зале слышен смех, аплодисменты – ред.), но я мирный человек, у меня не было взрывчатки в кресле и всё такое (отсыл к развалившемуся уголовному делу о терроризме – при обыске в квартире Линдермана в 2002 году полиция безопасности в его отсутствие якобы нашла взрывчатку, спрятанную в кресле, и листовки с призывами к свержению существующего строя в Латвии – ред.).

Каким образом можно создать угрозу? Идеальный вариант – очень многочисленные манифестации. Абсолютно мирные, но очень многочисленные. Я расцениваю, по масштабам Латвии, чтобы власть на это посмотрела и на Западе немного посмотрели и сказали, что надо как-то сглаживать углы, это надо 30-40-50 тысяч человек. Меньше все равно проигнорируют. Мои прикидки такие. По крайней мере, счет должен идти на десятки тысяч.

Пока мы этого не добираем. Я совершенно по этому поводу не паникую, но призываю людей отнестись к выходу на эти мероприятия (не так – могу и не пойти, могу и на огород поехать), как к обязанности. Есть такое слово – «надо»! (громкие аплодисменты – ред.).

Нужна постепенная радикализация протестов. Она необходима, да, с определенными рисками. Я не призываю к чему-то таком ужасному. Но должны быть акции гражданского неповиновения.

И давайте оценивать разные предложения по существу и практически. Когда-то я и сам двигал эту идею с неуплатой налогов из-за проблемы неграждан, но она не выполнима. Налоги сейчас взимаются автоматически. Нужно просто трезво оценивать, что мы можем и что мы не можем.
Я не призываю сейчас с лёту какое-то решение принимать. Нужно идти, например, к школьной забастовке, готовиться. Нужно нанести серьезный удар (аплодисменты – ред.). Чтобы не было пшика. («1 сентября не выйти в школу» - раздается из зала) Конкретно не решить этого в зале. Надо прорабатывать этот вопрос.

Имеет смысл добиваться персональных санкций. Но надо подготовить четкий список против тех, кто голосовал за ликвидацию школ. Часть из этих людей имеют интересы в России, разнообразные, политические в том числе. И нужно добиваться санкций против спонсоров этих партий (громкие аплодисменты – ред.).

Тут Россия вполне может сделать какие-то серьезные движения. То есть надо двигаться в сторону более резких акций – это раз, и второе – они должны быть продуманы и практически выполнимы.



Tags: Латвия, Линдерман, видео, интервью-статьи, образование, русский характер, школа
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo k_markarian декабрь 20, 2012 15:36 149
Buy for 30 tokens
Привет! Правила в моем промо просты: можно предлагать любые записи, но только без разжигания национальной розни, порнографии, сцен насилия, других негативных картинок и политически ангажированных материалов. Кому нужно, воспользуется, а кому - нет, и не заметит.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments