Карен Маркарян (k_markarian) wrote,
Карен Маркарян
k_markarian

Categories:

Без русских: хроника прихватизации и охоты на ведьм в Латвии августа-сентября 1991

Публицист, философ и поэт Виктор Авотиньш, стоявший у истоков Народного фронта Латвии, во власть не лез никогда, оставаясь и тогда, и сейчас Авотиньшем («родничком», как можно перевести его фамилию), несмотря на госнаграду - Орден Трех Звезд 4-й степени. Тем важнее его суждения о произошедшем со страной, хроника августа-сентября 1991-го, а не прилизанная история.

Avotinsh
В постолах, но свободными? Виктор Авотиньш с трибуны Вселатвийского родительского собрания поддерживает своих русских друзей. Рига, 31 марта 2018. Фото: Карен Маркарян/ rezeknesnovads.lv

«Власть – новая, методы – старые»

«Я одного мнения с теми немногими русскими учеными, которые считают, что сейчас налицо капитализация бюрократии, перераспределение власть имущими так называемой государственной собственности. И только тогда, когда этот «правящий класс» почувствует, что в новых условиях обладает достаточной долей капитала для прочного обеспечения своей власти, только тогда будет уделено внимание обществу», - эти строки Виктора Авотиньша опубликованы 15 августа 1991 года в «Комсомольской правде», собственным корреспондентом которой я тогда работал в Латвии.

Представьте, это написано за несколько дней до бесславного путча в Москве, до получения Латвией независимости на «тарелочке с голубой каемочкой» из рук благодарного латышским товарищам Бориса Ельцина за их поддержку в борьбе с Горбачевым.

То есть была уже декларация о независимости, принятая депутатами Верховного Совета Латвийской ССР 4 мая 1990 года (избранными, кстати, всеми жителями республики, которых буквально через полтора года поделят на граждан и неграждан), но юридически международного признания независимости еще не было.

Но это не мешало дорвавшимся до власти с помощью охмурения русского населения («Латвия – наш общий дом!», «Едины для Латвии!») «товарищам-господам» начать прибирать к рукам всё то, что создали в Латвии «проклятые оккупанты». И ведь столько всего было, что хватило почти на четверть века.

«Хотя появилось много новых лиц, и вроде воюют со «старыми», ругают их большевиками, но… Поразительна скорость ассимиляции новыми лицами старой методики власти. То же «пользование» властью вместо обязанности. Пользование идеей (независимость, коммунизм) вместо веры…» - это тоже подмечал Авотиньш в августе 1991-го.

«Республика не использует свой русский интеллект»

«…Я вижу желание завести в тупик приватизацию как массовый общественный процесс. Делается возможным противостояние, в итоге которого мы сможем написать труд «Приватизация как путь к коммунизму». Основного госкапитала это не коснется. Его разделят или уже разделили другие – не из простой, крестьянской, коммунальной, бытовой или другой среды «средней руки». Несколько рабочих «Латстройтранса» несколько месяцев обивали пороги (сам ходил с ними к премьеру Годманису) различных ведомств, оповещая, что их предприятие растаскивается. При успешном содействии властей «приватизация» там уже, наверное, закончена…» - делал неутешительный вывод Виктор Авотиньш.

Прихватизация всего и вся в Латвии набирала обороты. Новая власть из националов и перекрасившейся бывшей латышской партийной элиты кроила свою долгожданную независимость.

«Самое печальное, что мы, по-моему, чураемся приглашать высокий интеллект на уровень управления республикой. Фактически республика не использует свой русский интеллект», - сокрушался публицист в августе 1991-го.

Но дорвавшимся до власти лишние рты у кормушки, какой они видели страну, не нужны были ни тогда, ни тем более сейчас.

«Разве что дурак будет говорить о рынке и разрывать экономические связи», - писал Авотиньш, призывая к сотрудничеству с Россией.

Однако мост между Востоком и Западом, о котором так долго и пафосно вещали, не только не был построен, но и остатки того, что имелось, рушили. Транзит, как мы видим, хиреет на глазах…

«Печально, если власть стремится к упрощению, нередко стараясь подать демократию не как стиль управления, не как всестороннее гуманное качество самой власти, а как некий «расширенный круг дозволенного» (можешь больше поболтать), как некое качество толпы. Слова «власть», «государство» и «общество», «народ» все еще разделены» - мудро подмечал Виктор Авотиньш.

А властям эти интеллигентские рассуждения были до одного места. Цели и планы у них были совершенно чёткие, проработанные западными советчиками и технологами, и скорректированные под собственные аппетиты.

Охота на ведьм

Едва закончился путч, как на следующий день, 23 августа, Верховный Совет Латвии признал деятельность компартии республики антиконституционной и все имущество национализировал – «передал народу».

В тот же день латвийский парламент дал согласие на привлечение народного депутата республики, первого секретаря ЦК КПЛ 56-летнего Альфреда Рубикса к уголовной ответственности. Вечером 23 августа 1991 года Альфред Петрович был арестован за… измену Родине.

Позже специально под него задним числом поменяли статью УК, ведь по печально известной прежней, 59-й («деяние, умышленно совершенное гражданином СССР в ущерб государственной независимости, территориальной неприкосновенности или военной мощи СССР…»), он как бы изменил Советскому Союзу.

Рубикса приговорили к 8 годам тюрьмы за попытку госпереворота. Отсидев 6 лет, он был досрочно освобожден.

Не испытываю никакой приязни ни к тем коммунистам, ни к нынешним националистам. Как до Атмоды в Латвии правили национал-коммунисты (все эти воссы, скуиньши из отдела пропаганды), так сейчас правят националисты, заделавшиеся «капиталистами».

Многие из них ныне кивают на «страшный коммунистический режим», рьяными проводниками которого были, на Москву, которая де всем руководила.

А завтра будут обвинять Брюссель, который вызвал страшную депопуляцию, разрушил промышленность, низвел сельское хозяйство до ручки? Мол, мы всего лишь исполняли приказы?..

Охоту на ведьм новые власти начали буквально с первых же дней своего существования. И принялись, как это бывает, с памятников, демонтировав в 7 утра (!) 25 августа простоявший с 1950 года в центре Риги памятник Ленину.

Разобравшись с памятниками, начали разборки с людьми. Показательно было происходившее в республиканском Доме печати, где некоторых типографских работникам, имевших дело только с фотографиями, детскими сборниками и иллюстрированными журналами, обвинили в «сотрудничестве с коммунистическим режимом», о чем я писал в «КП» 27 августа того же 1991 года.

И новых «врагов народа» попёрли и с работы, и из общежитий. Причем, в большинстве своем, это были девушки-латышки, беспартийные! А их гонителями оказались вчерашние бывшие ревностные радетели «чистоты партийных рядов». Тогда еще подумалось, если они со своими так, то что же ожидать «инородцам»?

Впрочем, долго ждать не пришлось. Уже в октябре 1991 года все население Латвии разделили на первосортных и второсортных: граждан и неграждан. В числе вторых оказалось подавляющее большинство русских и русскоязычных, которых лишили всех политических прав и многих экономических…

В роли «ведьм» теперь русское образование и русские

В противостоянии коллективного Запада и России наступление на русских идет сейчас по всему фронту. А Латвия – член ЕС и НАТО – в первых рядах.

О принятой правительством Кучинскиса-Шадурскиса и сеймом Мурниеце реформе образования, одобренной президентом Вейонисом, уже многое говорилось. И на прошедшем 31 марта этого года Вселатвийском родительском собрании - тоже.

Никто из вышеназванных лиц на встречу с родителями, чьи дети учатся в подлежащих реформированию школах нацменьшинств, конечно, не явился.

Бесстрашных латышей (не политиков и чиновников, а людей, пришедших поддержать своих русских соседей) можно было пересчитать на пальцах одной руки. Человеком чести, конечно, оказался и Виктор Авотиньш.

«Чем мне или моим детям может навредить наличие русских школ? Это – вопрос не профессиональный, а сугубо политизированный. И выгоден он только тем, чтобы сохранить двухобщинное расколотое общество. Уж 27 лет прошло независимой Латвии, а мы всё еще двухобщинное общество. Очевидно, кому-то очень выгодно не допустить создания единого народа, а сохранять раскол», - говорил с трибуны родительского собрания Виктор Авотиньш.

Он подчеркивал, что перевод всех школ на латышский язык обучения не только политизирован, он еще и профессионально не подготовлен. Нет ни квалифицированных учебников для этого, ни учителей.

Как же тогда можно творить такое с детьми? Перекладывать всю тяжесть реформы на них и их родителей? – риторически вопрошал Авотиньш.

«Я желаю вам не рассыпаться ни в коей мере, а сплачиваться. Я могу быть в чем-то не согласен с Татьяной Аркадьевной (Жданок), с Володей Линдерманом, с Сашей Гапоненко, но я никогда не предам нашего знакомства. И я рад, что они разговаривают со мной, спорят и не причесывают меня под наши официальные тупые стереотипы», - заключил Виктор Авотиньш.

По данным Министерства образования и науки Латвии, за 21 год в республике были закрыты 332 школы. В настоящее время в Латвии остается 780 школ. Но следующие 29 школ будут ликвидированы уже этим летом, в год 100-летия государства.

Tags: Латвия, интервью-статьи, история, неграждане, образование, русский вопрос
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo k_markarian december 20, 2012 15:36 149
Buy for 30 tokens
Привет! Правила в моем промо просты: можно предлагать любые записи, но только без разжигания национальной розни, порнографии, сцен насилия, других негативных картинок и политически ангажированных материалов. Кому нужно, воспользуется, а кому - нет, и не заметит.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

Recent Posts from This Journal