Карен Маркарян (k_markarian) wrote,
Карен Маркарян
k_markarian

Categories:

ПАРЕНЬ ИЗ «ТОРНАДОС»

Роман ВАЙЦУЛЕВИЧ – капитан команды рижан, которые играют в современные игры городских жителей. Узнал я об этом от самого Романа , моего друга по ЖЖ. Сегодня, кстати, у "Торнадос" день рождения - 6 лет. Поздравляю ее участников и капитана!)


Роман в бункере, как дома...

Романа из рижского района Вецмилгравис большинство знают по имени и по нику 707. С ним, автором интересного блога (поэтом, прозаиком, фотографом, игроком, исследователем истории своего района и предпринимателем), я познакомился в ЖЖ. А когда еще и узнал про игру, в которую с удовольствием играют в реале люди разных профессий, предложил о ней рассказать. Ведь этот современный аналог казаков-разбойников – один из интересных штрихов нынешней жизни людей разных поколений и профессий, которых объединяет страсть к игре. Но не в компьютерные «стрелялки», а приключения в реальной жизни…




"Торнадос" - далеко не в полном составе...

РАЗУМ И ЭКСТРИМ

- Игру, в которую мы играем, можно назвать, наверное, и казаками-разбойниками, но на новый лад, - рассказывает Роман Вайцулевич. - Это смесь «Что, где, когда?», «Брэйн-ринга», стрит-рейса и каких-то еще экстремальных игр и увлечений. Вот это все намешано в такой коктейль, который получается разной крепости, в зависимости от сценария каждой игры и от фантазии авторов, которые игру проводят. Иногда больше интеллектуальная составляющая, в иной раз – физическая, или – удачное сочетание того и другого.

- «Торнадос» 6 мая исполняется 6 лет. А сколько вообще команд в Риге?

- От игры к игре количество меняется. Но на проекте igra.lv, которым занимается организатор наших игр Игорь Трофимов, зарегистрировано около 20 команд. Максимально в одном сезоне как-то участвовали 42 команды! В экипаже, обычно, по 4-5 человек. Расходы на бензин и стартовый взнос не превышают 7 латов (14 долларов - К.М.) с человека. А приз не денежный – простой кубок.

В основном игы проходят в Риге и Рижском районе. Редко когда выездные, скажем, летом в Вентспилсе и Лиепае. Играем примерно по 8-10 часов: с 6 вечера до 3-4 утра… Участвуют по 3 экипажа от команды и штаб – координационный центр.
«Торнадос» в первую очередь – это команда друзей, а не профессиональных игроков. Другие команды часто набирались именно под игру, а потом только сплачивались. А наше знакомство началось с общения на одном из латвийских форумов. У нас в команде люди разных профессий: несколько бухгалтеров, предприниматель, аудитор, был даже бывший начальник Олайнской тюрьмы, есть пограничник, изобретатель, врач, работник банка, логист и программист, два системных администратора… Вообще, так называемых айтишников много в каждой команде – наверное, чуть ли не треть всех игроков. Программисты – веяние времени.

- В игре, как я понял, две составляющие: экстремальная и интеллектуальная?

- Да. Интеллектуальная – потому что вся игра строится на решении каких-то головоломок, чем занимается штаб. Все остальное – дополнение к игре, чтобы появился определенный вкус. Каждая команда собирается на старте в штабе в 6 вечера и на сервере игры получает задание. Это может быть картинка или текст – все зависит от фантазии авторов.
Приведу пример тех игр, которые придумывал сам с командой и потом проводил для остальных. Сама команда тогда не участвует в игре, но получает очки в рейтинге.


У Романа очень красивые снимки...

Так, довольно опасной была игра «Диверсант», а самой стильной, пожалуй «Вендетта» - игра по мафиозным мотивам, которую делал 2 года назад. Мы сняли видеоанонс игры, хотя это и не обязательно. Целое лето готовили тематическую затравку, чтобы понято стало, что это будет.

Начиналось так: некая семья Моретто находит убитым одного своего человека под пирсом, у которого был диск со счетами семьи. Понятно, что надо срочно найти диск и отомстить за павшего члена клана. Начинается война с кланом Конти. Анализируется каждый из членов семьи Конти – вплоть до бабушек-дедушек, и по наводке игроки понимают, что надо искать младшего мафиози. Если исходить из итальянских традиций, то младшего сына называли именем дедушки по материнской линии. А дедушка в этом задании как раз и упоминался. Его имя надо было определить путем мозгового штурма, используя поисковые сайты.

Когда имя (Марио) было определено, то выяснилось, что в Риге таких фирм несколько, и одно из них с буквой «К». Чем не Марио Конти? Приехав по адресу данной фирмы, игрок на заборе находил бумажку с кодом второго задания. Уровень первый, обычно, разминочный, без экстрима…

Второе задание было на видео: я иду по Вецмилгравису, как по солнечному Палермо: в шляпе, пиджаке а-ля мафиози… В кадре время от времени появляются важные детали, на которые должны обратить внимание игроки команд: то я стою на пирсе, открываю портсигар, в котором 6 сигарет, то прохожу под вывеской дома, которая тоже имеет значение, то заряжаю пистолет почему-то тремя патронами, в кустах стоит старая «шестерка-жигули». Если выписать все эти детали в ряд, то получались координаты окраины Риги. Бывалые игроки, увидя первые цифры, уже понимают, что речь пойдет о координатах.


На этом велике Роман накручивает десятки километров по окрестностям...

Видео смотрят не только штабисты, но и экипажи – в машинах есть ноутбуки. Раньше этого не было, мы играли просто на телефонах: садились в одну машину, получали задание, вместе думали и ехали к цели. И задания тогда были попроще: на знание Риги, истории города, на смекалку… А сейчас очень много приходится копать, очень много айтишных заданий с использованием компьютерных таблиц и переводом символов.

Возвращаясь к игре про мафиози. На втором задании игроки получали координаты заброшенного сгоревшего дома в одном из районов в Риге. На втором этаже дома был код, который надо было найти, забравшись туда. Там уже появлялся экстримчик - лестницы на второй этаж фактически не было. В таких заданиях ставится уровень опасности для здоровья и жизни: от 1 до 3. В той игре с большим отрывом победила команда «Не пали меня в Непале» - молодые ребята, среди которых процентов 70, наверное, программисты. В компах они разбираются классно, но для некоторых из них фамилия Чапаев в задании, например, уже ни о чем не говорит…

А еще был случай на зимней игре, когда они же на одном из заданий не очень представляли себе, как лепить снеговики. Детство прошло за компьютерами! Вот они и пытались комки снега слепить друг с другом… Остальные ухохатывались с них. Но зато организация у молодежи идеальная. Они не выбегают из машины, а выстреливают. И четко знают, кто чем занимается.

- Самые опасные задания берут на себя мужчины?

- Вовсе не обязательно. И девушек, случалось, приходилось встречать взбирающимися на 30-метровые вышки по узкой лестнице… Если рассматривать наших девчат, то Зайтуна как то быстрее мужчин прошла полосу перпятствий в Кадаге, где тренируются военные, а Лина одна штурмовала технический тоннель внутри Южного моста (так вышло, что парней рядом не было).

Но бывают очень смешные задания, когда надо, например, показать что-то своим членам команды мимикой и жестами. Удивительно, как быстро члены одной латышской команды разобрались с заданием: «бенгальский тигр метит территорию». А потом другие показывали, «как раненый Чапаев переплывает озеро Титикака».


Маяк в устье Даугавы - один из любимых объектов съемки Романа...

- Игра охватывает много людей?

- Если с теми, кто в нее играет и играл, то минимум тысяча человек точно. Только через «Торнадос» уже прошло человек 50.

- Много времени занимает организация игры?

- Та, о которой я рассказывал, заняла примерно 300 человеко-часов. Не каждый день, конечно, а когда хочешь, по вдохновению. Начинаешь в марте, скажем, а заканчиваешь в августе. Но мы получили за ту игру кубок, как за лучшую и самую стильную в сезоне. И мы всегда открываем сезон. Это традиция и привилегия нашей команды.


Первым из победного кубка пьет капитан...

- Кто-то из скептиков заметит: ребята, вам острых ощущений в жизни не хватает?

- Да, однозначно не хватает. Люди, которые сидят в офисах за бумажками, конечно, нуждаются в разрядке. Для одних – это занятия спортом, для других, таких, как мы, игры (раз в три недели или раз в месяц).

Приходилось, например, переправляться через реку на тросах в одной игре. Плавали и на лодках, и на байдарках. Сам взбирался в ржавых «кошках» на сосну в лесу, спускались на минус третий этаж в бункеры, бегали кроссы, водили большегрузные грузовики, стреляли из пистолетов и винтовок по мишеням… У нас есть ребята, которые и с парашютом прыгали, и под воду ходили (это уже вне игры). В штабе с нами играет, например, инструктор по дайвингу, а инструктор по парашютному спорту - в экипаже. Так что дело не в одном экстриме. Игра объединяет людей разных поколений. Участвовали как-то и отец с сыном. Сын теперь у меня в команде. А на прошлой игре пришла женщина, которая оказалась учительницей математики, преподававшая в школе двоим нынешним участникам команды.

Но какой, скажем, адреналин может получить учительница математики? Сидя в штабе, его особенно и не получишь. Смысл больше в другом – в общении. У нас в команде собираются единомышленники.

Кто-то ходит командой в горы, в походы, а мы командой играем, дружим, у нас даже семейные пары на игре возникали. Отмечаем вместе праздники, в походы и на пикники выезжаем. А еще игры имеют образовательное значение. Мы много узнаем об истории Риги. Например, мало кто знает, что на одном из островков в старом устье Даугавы, в Вецмилгрависе, напротив станции Вецдаугава была древняя крепость, от которой остались лишь крепостные валы... А в Саркандаугаву (ныне захламленный приток Даугавы - К.М.) заходили парусные корабли. Так что игра – это не просто лазание где-то по подвалам и чердакам…


Роман - а-ля люди в черном...

Где служил ГАЗМАНОВ

- В реальной жизни ты предприниматель. У тебя, насколько знаю, свой «стоковый» магазин (поясню для тех, кто не знает, - магазин эконом-класса, торгующий нераспроданными партиями товара, коллекциями прошлых сезонов и складскими остатками)?

- Был магазин. В феврале я сдал помещения магазина в аренду, когда мне это предложили. Имею, конечно, меньше того, что мог бы заработать, но и не парюсь зато. Наконец, отдохнул, как следует за долгие годы. Стал замечать то, что раньше для меня не существовало. Впервые в жизни попробовал с отцом собирать березовый сок. Я понимаю, что буду эти моменты потом с благодарностью вспоминать…

Да и пришел к тому, что по прошествии 19 лет занятий самым разным бизнесом (общепитом, торговлей хозтоварами, польской мебелью - 11 лет) то ли устал, то ли не вижу перспектив. Такое ощущение, что малый бизнес не для Латвии, здесь он никому не нужен. Выживаешь как-то – и ладно, нет – и суда нет. Но я еще и не бизнесмен, наверное, по натуре своей. Да, у моей фирмы нет долгов, она как бы существует, но не уверен, что буду и дальше заниматься активным бизнесом. Многие предприниматели, сам знаешь, переводят бизнес к соседям, в более благоприятные для этого экономические условия.

- Может, это потому, что в Латвии всегда больше любили петь, и те, кто пел, теперь у власти… Но не будем сейчас об этом. Ты вот, знаю, занимаешься еще и исследованием исторических объектов, которых много в окрестностях твоего района?

- Да, береговые батареи, фортификационные сооружения были заложены на Мангальсале еще в 1876 году. Хотя есть данные и о 1711 годе. Потом строили при царской армии в 1912 году, а заканчивали в 1928-м. Тот же пулеметный дот, который охраняет перешеек в Вецаки. Различных военных сооружений я обнаружил и обследовал в этих местах около тридцати. Большинство из них полуразрушены. Я уже пять лет вожу по некоторым из объектов группы, которые спонтанно собираются на интернет-форумах. Есть, к примеру, бункер, в котором 200-метровый коридор, там еще ЗКП (запасной командный пункт) был после войны…



Фортификационные сооружения притягивают исследователей...

Я знаю историю этих объектов, потому что за это время изучил уже, где что было. Плюс ко всему отец служил здесь начальником команды Мангальсалы. Так называлась тогда должность. Он мне тоже рассказывал, где что находилось. Здесь, к слову, в свое время служил известный певец Олег Газманов. Он окончил в Калининграде учебку, а потом в качестве специалиста по минно-торпедному делу был переведен уже сюда, как техник.


Этот снимок тоже сделал Роман. К слову, он почти что закоренелый холостяк...

После войны вся эта территория использовалась, как склады ПрибВО, и в этих бункерах хранились мины и торпеды, и была минно-торпедная мастерская, где торпеды заправлялись и ремонтировались. Вторая часть была отдана артиллеристам. До 1991 года эта территория была вообще закрыта…

… ЖАЛЬ, что она и сейчас остается «закрытой». Хотя эти места можно было бы сделать одним из туристических маршрутов. Но не при этой власти, которая все, что связано с Россией и русскими, воспринимает, как личное оскорбление…
Текст - Карен Маркарян. Фото - Роман Вайцулевич.
Tags: друг, журналистика, интервью-статьи
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo k_markarian december 20, 2012 15:36 149
Buy for 30 tokens
Привет! Правила в моем промо просты: можно предлагать любые записи, но только без разжигания национальной розни, порнографии, сцен насилия, других негативных картинок и политически ангажированных материалов. Кому нужно, воспользуется, а кому - нет, и не заметит.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 234 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal